?

Log in

  Journal   Friends   Calendar   User Info   Memories
 

Купидонец's Journal

3rd June, 2016. 1:22 am.

Давеча товарищ внезапно написал:
- А знаешь ли ты, дарагая Аничга, женщину по имени Лина Кавальери? Отвечать быстро, в гугл не подзыривать!

- Дык, конечно, знаю. Это ж даже в Википедию не ходи. Гражданка эта была супермоделью и одной из самых высокооплачиваемых падших женщин Belle Époque. А с какой целью интересуетесь?

- Да вот, прочитал, что она была оперной звездой и всякое такое. А никто ее не знает. Кроме тебя, конечно.

Тут надо бы сделать ремарку, что у Аничги, конечно же, не встроена в моск Большая Советская Энциклопедия, просто она является преданной поклонницей Belle Époque. То есть если бы у нее была куча времени (и денег), то она прям с утра бы рядилась в кружева, надевала необъятную шляпу с перьями и делала бы томное и загадошное литсо. Хотя, справедливости ради, следует отметить, что в то время в моде были, в основном, черноглазые и темноволосые «демонические» женщины. Аннушкин типаж сгодился бы лишь для того, чтобы напялить эдвардианского типа блузку со стоячим воротничком, нахлобучить соломенную шляпку и орать на улице: «Votes for women!!!». Но, вернемся, к Лине Кавальери. Как оперную певицу я никогда ее не воспринимала и вот почему.

Belle Époque была временем супермоделей. Помните, как в девяностые, когда внезапно появились Наоми Кэмпбелл, Клаудия Шиффер, Линда Евангелиста, Кейт Мосс, Эль Макферсон, Синди Кроуфорд? То есть, понятно, что модели были и до, и после. Но именно в 90-е модели были на пике популярности – о них писали газеты и журналы, их имена знали или слышали практически все. Сейчас, конечно, тоже есть масса красивых девушек моделей, но скорее всего, их имена вам неизвестны, если вы не интересуетесь модой. А спроси, кто такая Клаудия Шиффер – 99% граждан ее вспомнят.

Во время Прекрасной Эпохи были свои героини – Клео де Мерод, Каролина Отеро, Лиана де Пужи, Лина Кавальери. Все они были, по большей части, представительницами творческих профессий (певицы или танцовщица), что тогда было не особенно в чести, и считались дамами полусвета.

Кстати, вы наверняка знаете, как выглядела Лина Кавальери, даже если вы не знаете, кто она, собственно такая, ибо скорее всего вы видели ее изображение, увековеченное фирмой Fornasetti.

Начинала Лина, как и одна известная фотомодель современности, с продажей всякого разного на рынке. Во всяком случае, так гласит одна из ее биографий (их несколько и "показания" несколько разнятся). Семья была бедная, поэтому девчушка трудилась не покладая рук ради пропитания. Само собой, очень скоро всякие старые пердуны стали проявлять недвусмысленный интерес к смазливой продавщице. На все поползновения она отвечала, что она не такая и вообще ждет общественного транспорта типа "трамвай". Приставания эти ее очень расстраивали и огорчали, именно поэтому она решила сменить сферу деятельности и продолжить свою карьеру в качестве исполнительницы песен в кафе-шантане. Но и туда пробрались коварные похотливые стариканы и стали снова предлагать ей всякие непотребства. Но Лина не сдавалась и упорным трудом добилась того, что стала выступать в лучших кабаре Парижа.
Спустя какое-то время она свела знакомство с модным в то время фотографом Ройтлингером, который также прославил других супермоделей.
Лина отправилась на гастроли в Санкт-Петербург, где в нее пылко влюбился князь Александр Барятинский и, понятное дело, устроил конфетно-букетный период со всей широтой русской души, что не могло не подогреть интерес к госпоже Кавальери - билеты на ее выступления и открытки с ее изображением расходились как горячие пирожки. Лина наслаждалась успехом и даже благосклонно приняла от Барятинского предложение руки и сердца.
Но тут уже высший свет Петербурга, включая государя-императора, сказали что-то типа "Воу-воу-воу, Алексаша, девушка, конечно, красивая необычайно, особенно если нарядить в дорогие платья, утянуть корсетом и правильно выставить свет, но это как бы совсем не повод жениться на кабареточной певичке с непонятным прошлым". Барятинский согласился, что да, пожалуй погорячился и сделал предложение светлейшей княжне Екатерине Юрьевской (внебрачной дочери императора Александра II), которое она с радостью приняла. Лина была, понятное дело, не слишком довольна таким поворотом. Однако князь убедил ее не расстраиваться и сказал, что не в замужестве счастье и вообще у нее зато выдающийся певческий талант. Поскольку талантам нужно помогать, то Барятинский помог Лине нанять лучших педагогов по бельканто и устроить премьеру. Что как бы говорит нам о том, что Николай Басков отнюдь не был первопроходцем в нелегком пути с эстрады в оперу.
Тем временем, Кавальери познакомилась с баритоном Маттиа Баттистини, который тоже решил, что талантам надо помогать. Тем более таким симпатичным. В творческой среде ситуация более чем штатная. Однако ж оперный зритель несколько придирчивее, чем кафешантанный, поэтому Лину очень быстро и очень жестко освистали.
Нужен был хитрый план. Он подвернулся в виде нового творения Жюля Массне - "Таис". Опера была про куртизанку, поэтому не мудрствуя лукаво, было решено сократить расходы на ткань для костюма главной героини. Это сейчас голыми певцами никого не удивишь, в Германии так вообще, по-моему, нет постановок, где на протяжении оперы никто не демонстрирует первичные и вторичные половые признаки, а в те времена это была бомба. Народ повалил смотреть на загнивание оперной режиссуры со страшной силой.
Что касается, собственно, исполнения, то лучше самого Массне высказаться сложно: "Ваша красота дает вам право иногда фальшивить". После этого, правда, он ни разу не появлялся на выступлениях Кавальери, что позволяет сделать вывод, что это была попытка дипломатично указать на то, что она вообще в ноты не попадает.
На бешеную популярность Кавальери это, впрочем, совсем не повлияло, потому как любят ее не за это.

Make Notes

27th May, 2016. 5:26 pm.

«Oedipe» in Royal Opera House.

До недавнего времени, положа руку на сердце, я и не подозревала о существовании этой оперы. Мои скромные познания ограничивались «Царем Эдипом» Стравинского, которого мы как-то слушали с @Pavel Obraztsov в Консерватории по случаю приезда ВАГ и Пасхального фестиваля. Помню, потом мне пришлось долго отъедаться хинкали и отпиваться тархуном в кафе «Хачапури» на Пушкинской.

Вообще, следовало бы заволноваться уже на этапе просмотра афиши – на ней изображен выныривающий из воды Эдип с шедро залитыми томатной пастой волосами. Потом я почитала независимую прессу, которая разливалась соловьем, что, мол, постановка совершеннейший masterpiece (шедевр, значит, по-нашему). Когда речь заходит об оперных постановках, то masterpiece правильнее всего читать как piece of shit – в 99% случаев вы не ошибетесь. Так и вышло.

Но, сделаем небольшой экскурс в историю и мифологию. В современном мире имя неудачливого царя Эдипа настолько плотно приклеилось к слову «комплекс», что отдельно практически не употребляется к вящей радости кухонных психологов. Концепцию придумал некто Зигмунд Фрейд и заключается она в том, что каждый мальчуган в возрасте 3-4 лет выбирает свою мать в качестве объекта сексуального влечения и испытывает ревность и ненависть к отцу. Если все развивается нормально, то он вырастает и забывает об этом. А если нет, то на всю жизнь погрязает в комплексах и фобиях. Теория, мягко говоря, странная, в связи с тем, что половые гормоны в достаточных для стойкого влечения количествах начинают вырабатываться в пубертатный, а не дошкольный период. Однако, идея прижилась и активно используется в качестве аргументации в этих ваших интернетах и in real life. Так что, если внезапно мужчина заявляет, что очень скучает по борщу или там котлеткам «как у мамы», то следует незамедлительно помянуть Фрейда, бессознательное или просто положить перед ним сборник мифов Древней Греции и многозначительно по нему похлопать.

Хотя предварительно лучше ознакомиться с самим мифом, потому как описанная там ситуация несколько отличается от фрейдистской трактовки. Итак, давным-давно, в Древней Греции, в городе под названием Фивы правил царь Лай (лай-лай-лай, Диииилааааайла. Извините, вырвалось). В молодые годы он вел традиционный для тех времен образ жизни, т.е. предпочитал плотские утехи с юными представителями своего же пола. Как-то раз он даже похитил прекрасноокого сына царя Пелопса для того, чтобы предаваться с ним всякому разврату. Пелопс отнессеся к подобному киднеппингу без понимания и проклял Лая, пожелав тому быть убитым собственным потомством.

Однако ж Лай был не особенно впечатлительным и блюсти целибат не собирался, а вовсе даже женился на девице по имени Иокаста. Все вроде было хорошо, но Иокаста никак не могла забеременеть. ЭКО тогда не было, поэтому Лай решил воспользоваться проверенным способом и отправился в Дельфы, дабы испросить бога Аполлона – «кто виноват?» и «что делать?». Аполлон незамедлительно сообщил, что сын у Лая будет, ноу уорриз, но поскольку Пелопс его проклял и проклятье будет действовать непременно, то лучше бы все же пользоваться контрацептивами.

Лай, конечно, огорчился и решил заделаться чайлдфри. Однако ж Аполлона не проведешь и буквально через девять месяцев фиванцы праздновали рождение наследного принца. С этого момента опера, кстати, и начинается. На сцене появились огромные строительные леса, на которых восседали счастливые родители и стояли вымазанные коричневым манекены, перемежающиеся кирпичного цвета хористами. Наверное режиссерская идея была стилизовать все это дело под терракотовую армию, хотя с уверенностью судить не берусь. Ну, то есть это как бы мавзолей Цинь Шихуанди, в котором бритоголовый бородатый дяденька крестит резинового пупса по христианскому обряду и все это под душераздирающие звуки румынского неоклассицизма (masterpiece же!).

Тут откуда ни возьмись появляется некто Тиресий – слепой прорицатель, который прям с порога напоминает собравшимся о пророчестве и, не дожидаясь реакции, скрывается в чаще строительных лесов. За Тиресия был бас Джон Томлинсон. Т.е. сэр Джон Томлинсон, командор Ордена Британской Империи (я, правда, не очень уверена в переводе, у нас в русском вроде как всегда говорится «кавалер» и просто называется степени ордена, а в английском у каждой степени свое обозначение – member, officer, commander и т.д.). Видимо все эти награды и являлись причиной безудержных рукоплесканий, потому что достопочтенный сэр так хрипел, что мне прям хотелось предложить ему в антракте закинуться Стрепсилсом.

Но, вернемся в Фивы. Лай, послушав провидца, изрядно приуныл и решил избавиться от спиногрыза пока не поздно. Казалось бы, придуши ты его подушкой в колыбельки и скажи, что так и было, но, как водится, герои сказаний не ищут легких путей. Поэтому царь проколол младенцу ступни (!), туго перевязал ему ноги ремнями (!!) и приказал отнести его на гору Киферон, чтобы как-то подкормить тамошнюю фауну. Слуге царя предсказуемо стало жалко мальчонку, поэтому он его развязал и отдал своему знакому пастуху. Тот понял, что очередного малолетнего троглодита ему не прокормить и подкинул его царю Полибу, который долгие годы безуспешно пытался запузярить пузожителя своей жене Меропе. Полиб и Меропа обрадовались такому подгону и незамедлительно ребенка усыновили.

Прошло много лет. Строительные леса отъехали к заднику, а на авансцену водрузили покрытую ковром кушетку (ну, это на случай, если кто забыл про Фрейда и комплексы). На кушетке маялся повзрослевший Эдип в исполнении датчанина Johan Reuter (в транскрипции не уверена – Йохан Ройтер? Йоган Рейтер?). Пел, в принципе, неплохо. Не раздражал. Потом я уже загуглила, что он – звезда Байройта и всякое такое. Хотя, в нонешние времена непонятно – плюс это или минус. Вошла Меропа в белом халате и очках, присела на стульчик и приготовилась записывать в блокнот (ну, это на случай, если кто-то все еще не усмотрел неочевидной отсылки к этому вашему психоанализу). «Что гнетет тебя, сыночек?» - вопрошала она. – «Отчего ты не радуешься и не веселишься со всеми по поводу расчудесных солнечных деньков?». Эдип сначала пытается сослаться на свою интровертность, но потом признался, что его терзают смутные сомнения – граждане утверждают, что он – приемыш и родители его ваще непонятно кто. Меропа сказала, чтобы он не обращал внимания на гнусные инсинуации и что мама любит его. Тут Эдип окончательно закручинился и признался, что давеча он метнулся в Дельфы, дабы опросить Аполлона о своей дальнейшей судьбе, на что злотокудрый и сребролукий бог света устами пифии сообщил ему, что он убьет своего отца, женится на матери и от этого брака родятся дети, которые будут ему одновременно и братьями-сестрами. И, что, сцуко, характерно, то ли у пифии невовремя закончилась наркота, то ли лучезарный бог решил стыдливо умолчать об этом незначительном обстоятельстве, но имена-фамилии-место жительства истинных родителей Эдипу не сообщили.

В лучших традициях самосбывающегося пророчества Эдип начал замечать, что Полиб его чото бесит, а Меропа еще очень даже ничего в плане фигуры. Отрефлексировав все это, ужаснувшись и получив у Меропы подтверждение своего происхождения, Эдип решил незамедлительно покинуть Коринф и отправиться, куда глаза глядят и не возвращаться, покуда царская чета не отойдет в мир иной естественным путем.

Что характерно, глаза Эдипа поглядели в сторону Фив. Тут, вероятно, не обошлось без происков Аполлона. На перекрестке трех дорог, тем временем, велись ремонтные работы (ну, это по мнению режиссера спектакля, который не смог удержаться, чтобы не напихать в постановку тонны грязного полиэтилена и рабочих в касках и отражающих жилетах). Кстати, обилие граждан в спецодежде в современных постановках, как мне кажется, может свидетельствовать о латентном стремлении современных режиссеров вернуться к истокам и устроиться куда-нибудь заведущим подотделом очистки на полставки. Щитаю, что это пошло бы на пользу как городскому хозяйству, так и современному оперному театру.

На сцене появляется Эдип, пребывающий в унынии и тоске, его гнетут кошмарные сны и вообще все плохо. Вдруг откуда ни возьмись, появляется автомобиль, в котором едет благообразный старик и пара секьюрити. Дед предлагает Эдипу незамедлительно самоустраниться и дать дорогу уважаемым людям. Тут на Эдипа с недосыпа и терзаний накатил аффект и он захерачил старого пердуна валявшейся неподалеку лопатой по темечку, а после избавился от представителей службы безопасности.

Тем временем в пригороде Фив валяется потерпевший крушение винтовой самолет, вокруг которого бродит The Watcher с АК наперевес (Stefan Kocan). Сторож рассказывает зрителю, что в самолете притаилось древнее и страшное чудовище – Сфинкс, дочь Тифона и Ехидны (не той, которая няшный австралийский ежик, а той, которая полуженщина-полузмея). Сфинкс коротает дни загадывая путникам загадки и, в случае неправильного ответа, употребляет их в пищу, негативно влияя таким образом на общий настрой населения города Фив. Именно поэтому царь Лай отправился к Дельфийскому оракулу, дабы получить ценный совет, как изжить гадину, но, увы, какой-то чудак завалил и его, и охрану. Поэтому теперь тому, кто спасет город обещана и царская корона, и рука царицы Иокасты в придачу.

Все это слышит Эдип и, то ли проникнувшись эмпатией к несчастному городу, то ли вдохновленный перспективой стать эффективным управленцем, решает поиграть со Сфинксом в Бильбо и Голлума, несмотря на призывы сторожа соблюдать тишину и не будить хтоническое чудище.

Хочу сказать, что на мой малограмотный взгляд, сцена со Сфинксом – лучшая во всей опере. В музыкальном смысле точно. Почему-то сразу вспоминается советский фильм «Садко», где птица Феникс с лицом Лидии Вертинской практикует на новгородском купце эриксоновский гипноз. Оркестр очень хорошо справился – нагнал жути. Не могу сказать того же о Сфинксе (сопрано Marie-Nicole Lemieux), которая неприятно поскрипывала в сложных местах.

В мифе загадка Сфинкса звучит как «Кто ходит утром на четырёх ногах, днём — на двух, а вечером — на трёх?» (человек), но в опере почему-то мифический зооморф просит Эдипа назвать кого-то или что-то, что сильнее судьбы. Тут, кстати, я немного удивилась – французский текст я не расслышала, но в титрах на англицком Эдип уверенно отвечает: «Mankind», то бишь человечество, хотя было бы логично, если бы это все равно был «человек».

Сфинкс настолько шокирован интеллектуальными способностями Эдипа, что незамедлительно отправляется в мир иной под аккомпанемент зловещего глиссандо.

The Watcher зовет людей и все славят великого и могучего Эдипа, заборовшего мерзкую тварь. Тут появляется и.о. царя – Креонт (по совместительству брат Иокасты) и провозглашает Эдипа царем. Толпа расступается и по проходу вплывает Иокаста в строгом черном костюме и вдовьей шляпке с вуалью. Далее следует поцелуй и антракт.

Необходимо отметить, что в буфете Ковент Гардена тьма народу, но в ровные очереди никто не выстраивается – все ломятся к барной стойке и начинают галдеть. Также не могу не упомянуть, уронив слезу, цену программки и либретто – 7 фунтов.

Но, вернемся в зрительный зал. Прошло некоторое количество лет, в течение которых, Эдип настрогал своей мамаше то ли четырех, то ли пятерых спиногрызов и жил, в общем-то неплохой такой царской жизнью, пока вдруг ВНЕЗАПНО жители Олимпа не вспомнили, что ващет надо бы наказать отцеубийцу, поэтому наслали на Фивы то ли бубонную чуму, то ли моровую язву, то ли другую какую эпидемию. Чтобы два раза не ходить устроили еще и засуху, что повлекло за собой неурожай и падеж скота. Фиванцы молились, постились, приносили богам всякие разные жертвы – ничего не помогало. Тогда они толпой ломанулись к батюшке-царю с просьбой разрулить как-то это дело. К этому моменту предусмотрительный Эдип уже отправил в Дельфы Креонта с целью испросить совета как вести себя в такой нестандартной ситуации. Креонт вернулся и сообщил, что обдолбанная пифия изрекла: «Не прекратятся беды Фив, пока убийца Лая в городе». Ну или что-то в этом роде. (Примечание. Слова о жрице Аполлона как о наркозависимой – это нифига не фигура речи. Для того, чтобы соединиться с божественным тетенька должна была три дня ничего не есть, потом долго жевать листья лавра, испить водицы из таинственного источника, а после этого воссесть на золоченый треножник, установленный над расселиной из которой поднимались какие-то неведомые испарения. Мнение современных токсикологов на этот счет разнятся: кто-то предполагает, что виной всему не лавр, а олеандр, который может вызвать эпилептический припадок если пожевать, кто-то склоняется к версии о метане).

Что опять-таки характерно, кто является убийцей Лая пифия не сообщила. Креонт вспомнил, что в Фивах есть свой собственный прорицатель – слепой Тиресий и вроде бы он пока живой. Старикана привели и поставили пред царские очи. Эдип спросил, может ли тот указать на убийцу. Тиресий как-то замялся и с ответом медлил, поскольку имя убийцы знал, но называть его было как-то сцыкотно. Эдип наседал и, в результате, решил отнять у слепца мальчика-поводыря и лишить его, таким образом, возможности передвижения и хоть какого-то подобия жизни. Тиресий упорствовал. Тут Эдипу в голову пришла остроумная мысль: «Я все понял! Ты не хочешь называть имя убийцы, потому как убийца ты сам и есть! В темницу его, казнь на рассвете». Тиресий прифигел от таких раскладов и пока его уводили успел прокричать, что, мол, ничо-ничо, звезды не успеют взойти на небе, а Эдипу уже откроется имя убийцы и ваще грех это – обижать старика, поэтому сам царь тоже зрение потеряет.

Тут Эдип чот психанул и обматерил Креонта, сказав, что неспроста тот привел этого Тиресия – наверняка Креонт что-то замышляет и вообще спит и видит, как бы узурпировать власть. Пришла Иокаста с призывом не ссориться в такой непростой период для жизни города. Эдип пожаловался ей на братца и попросил рассказать подробно, каким образом расстался с жизнью ее первый супруг. Иокаста сообщила, что тот был подло убит где-то на перекрестке трех дорог. Тут Эдипу поплохело и он начал кое-что подозревать.

В это время из Коринфа прибыл посольный, сообщивший, что Полиб получил one-way ticket в царство мрачного Аида, Меропа страдает, плачает и призывает Эдипа вернуться и править Коринфом. Эдип слегка подуспокоился: пророчество не сбылось – отца он не убил, теперь можно вздохнуть спокойно. Однако в Коринф возвращаться отказался, потому как вдруг Меропа еще вполне себе MILF и вторая часть предсказания может сбыться. Тут ему посланник на голубом глазу заявляет – не волнуйтесь, мол, уважаемый царь, Полиб и Меропа вовсе не ваши родители. Я самолично принес вас во дворец много лет тому назад, когда подрабатывал еще не курьером, а пастухом.

Паззл сложился. Иокаста оставила сынулю в одиночестве и отправилась в спальню, где незамедлительно самоубилась. Эдип в шоке метался по сцене, а потом с мрачной решимостью скрылся за углом и вернулся уже с выколотыми глазами. Грим хороший – нагоняет жути как надо. Эдип поет арию о своих страданиях, используя такие замечательные обороты как «my eyes flow down my cheeks» (во всяком случае, так было в титрах), что значит «мои глаза стекают по щекам». Щитаю, очень емкое описание.

Общественность во главе с Креонтом решает изгнать Эдипа из Фив ссаными тряпками и только его дочь/сестра Антигона решается сопровождать его. Пафосный аккорд и занавес падает.

Аничга полагала, что это уже «сказочке конец», потому как трагедия Софокла «Царь Эдип» заканчивается как раз в этом месте. Но композитор Энеску решил не мелочиться и рассказать историю до конца, запихнув в последний акт другую трагедию Софокла – «Эдип в Колоне».

Долго бродили Эдип с Антигоной по Греции, утомились и присели отдохнуть в тенистой роще. Проходивший мимо пейзанин сообщил, что роща эта называется Колон, а город неподалеку – Афины, которым рулит великий герой Тесей, заборовший Минотавра. Эдип подумал, что это прекрасное время для заслуженной пенсии и попросил привести к себе Тесея. Афинская гопота немедленно вооружилась сцаными тряпками, потому как терпеть у себя убийцу и жертву инцеста не испытывала ни малейшего желания. В этот момент, внезапно прибежал Креонт, который обнаружил, что быть эффективным менеджером не так-то просто, что мор хоть и прошел, но восстановить экономику не получается, поэтому не был бы Эдип так любезен вернуться и разрулить все по быстрому.

Тут пришел Тесей – пижон в белоснежном костюме. Послышались расскаты грома, то бишь Зевс начал как бы намекать Эдипу, что пора бы уже поторопиться закончить земные дела – Харон уже заводит мотор своей лодчонки. Эдип быстренько сообщил Тесею, что оставляет Антигону на него, что о нахождение его могилы никому не нужно знать, но она (могила) принесет афинянам счастье и удачу на долгие годы. В этот момент с потолка на сцену красиво полилась вода, под которой Эдип медленно помылся прям в одежде. Потом в заднике открылись ворота из которых предсказуемо засиял свет и повалил дым и царь спокойно и горделиво удалился в преисподнюю.

Make Notes

26th May, 2016. 1:36 am.

Моя жизнь никогда не будет прежней.
Сегодня я узнала два новых слова.
До сегодняшнего дня я полагала, что самый адъ - это так называемый сленг "яжематерей" со всеми этими "годовасами", "мыпописили", "серикака" и пр. Фитоняшки с фитосленгом, конечно, заставляли меня периодически вздрагивать со всеми этими "закинуться углями перед тренькой", но сегодняшнее открытие превзошло все.
Мои глаза кровоточат и единственное, чего я хочу - это поскорее забыть эти слова. Боюсь, однако, что они намертво впечатались в мой моск и будут приходить ко мне в страшных снах еще лет 30.
Итак, победителями в номинации "Леденящий душу пиздец" становятся - "горижоп" и "сисепол".

Read 1 Note -Make Notes

20th May, 2016. 11:51 am.

Про Эдинбург

Часто бывает, что идея посетить тот или иной город возникает после просмотра кинофильма, в котором этот город красиво показан. Помню, обсуждали с коллегами, что после выхода “Залечь на дно в Брюгге”, многими овладело непреодолимое желание незамедлительно отправиться в Бельгию.

Перед тем как нанести визит в Эдинбург, дарагая Аничга старательно опросила окружающих на предмет: куда бежать, какие места посещать, где отведать яств и всякое такое. Столицу Шотландии все хвалили, говорили, что вообще must see, тут тебе и Старый город со средневековой крепостью, и георгианский Новый город, и сады, и пабы. Надо отметить, что Эдинбург не подкачал – с красотами и архитектурой там все в порядке. Хотя лучше всего город изображен в художественном фильме “Грязь” (англ. – Filth), снятом по одноименному роману Ирвина Уэлша (на русском, правда, роман называется “Дерьмо”, ну да неважно). Повествование в романе ведется от лица главного героя – полицейского Брюса Робертсона и глиста, проживающего у него в кишечники. В принципе, это все, что вам нужно знать об этом шедевре литературы. Впрочем, жизнь Брюса не ограничивается гельминтозом и сопутствующими проблемами, а, напротив, поражает разнообразием и включает употребление всяких интересных веществ разной степени легальности, алкоголя, промискуитет, насилие, воровство и пр. После просмотра фильма шотландских полицейских хочется обходить за киломентр, осеняя себя троекратным крестным знамением.

Так вот в фильме есть замечательный кадр, на котором детектив Робертсон выходит из Эдинбургского замка, что называется “на сложных щах”. Кадр этот настолько прочно врезался в моск дарагой Аничги, что она решила по прибытии незамедлительно его закосплеить. Однако, побродив по городу и оглядевшись, Аничга поняла, что сделать это не получится, потому что сложнейшие щи, которые она только способна изобразить, не идут вообще ни в какое сравнение со щами местных жителей. Шотландцы настолько суровы и выражения их лиц настолько непросты, что внушают уважение и где-то даже трепет. Все это еще больше затрудняет и без того непростую коммуникацию с аборигенами. Языковой барьер вызван двумя обстоятельствами: во-первых, чудовищный акцент, слова изменяются до неузнаваемости, во-вторых, многие граждане невозбранно употребляют слова, которых попросту нет в словаре.

Например: Haud yer wheesht! – Не были бы вы так любезны вести себя потише. Более полный вариант: Awch awee yer feece end haud yer wheesh – пожалуйста, удалитесь соблюдая тишину.

Scunner – может показаться, что это неправильное написания слова scanner. Но, на самом деле, это выражение крайнего неодобрения по отношению к чему-либо. Употребляется в выражениях типа: “Git oot o’ ma face ya wee scunner” – будьте добры, покиньте меня.

A dinnae ken – я не знаю.

What ye after? – что будете заказывать из еды и напитков?

“Och, aye”, что означает “yes”, но также употребляется и просто как слово-паразит.

В общем, тысячи их! Когда читаешь надписи не покидает чувство, что вот вроде бы буквы-то все знакомые, но это нифига не помогает.

Make Notes

17th May, 2016. 5:12 pm.

Про Шотландию, еду, футбол, ностальгию и тэг #freeeeeeeeedooooooooom

Давеча дарагая Аничга совершила увлекательнейшее путешествие по бескрайним просторам Шотландии и спешит поделиться своими впечатлениями. Несколько фотокарточек я уже навыкладывала присовокупив к ним хэштэг #freeeeeeeeedooooooooom. С удивлением обнаружила, что не всем ведомо происхождение этого замечательного тэга, поэтому спешу исправить ситуацию.

Давным-давно, когда деревья были большими, а Counter-Strike популярным, мы собирались институтской группой товарищей, дабы сразиться на саперных лопатках у бассейна. В перерывах между “Fire in the hole!” и “Counter terrorists win” (о, эти сладостные звуки!) мы вели содержательные беседы о мироустройстве, литературе жанров “fantasy” и “science fiction”, а также об истории и всяком таком. Как-то раз разговор зашел об исторических кинофильмах и товарищи выявили чудовищный провал в знаниях дарагой Аничги о киноискусстве и об истории Великобритании. Вместо того, чтобы незамедлительно подвергнуть Аннушку осмеянию, было решено исправить сие досадное упущение и просмотреть художественный фильм «Храброе сердце».

Фильм, конечно, состоит из исторических неточностей чуть менее, чем полностью (килты появились в 16 веке, а не в 13; андреевский крест стал шотландским флагом тоже немного позже; в битве на Стерлингском мосту не показали, собственно, моста), однако ж там любим мы его вовсе не за это. Во-первых, это красиво – природы всякие, волосатые мужики, томная Софи Марсо в средневековых шмотках, Мэл Гибсон молодой ишшо (утирает скупую слезу). Во-вторых, битвы, зверства, кровища и черный юмор в ассортименте. Т.е. понятно, что щас-то после «Викингов» и «Игры престолов» историями про условные «средние века» никого не удивишь, но в те далекие годы сражало наповал.

Речь в кинофильме идет о национальном шотландском герое Уильяме Уоллесе, который отважно сражался против засилья англичан в 13 веке. Как оно было в действительности сказать сложно. Держу пари, что точки зрения шотландцев и англичан на происходившее слегка отличаются. Но в «Храбром сердце» все в лучших традициях американских фильмов – хороший парень мстит плохим парням за смерть невесты. Англичане, что характерно, изображены такими сволочами и гадами, что аж оторопь берет. Шериф – конченная мразь, принц Эдуард – тупая истеричная тварь, король – просто злобный демон. В общем, режиссер не дает усомниться в гнусной сущности английских джентльменов ни на секунду.

К сожалению, историческая правда не давала создателям фильма закончить творение хеппи эндом, поскольку Уильям Уоллес был пойман анличанами, подвергнут судебному процессу в Вестминстерском дворце (этот зал до сих пор сохранился) и приговорен к популярной английской казни под названием “half hanging, drawing and quartering”, т.е. – повешение, потрошение и четвертование. Происходило это таким образом – осужденного вешали, но невысоко и ненадолго, чисто чтобы поболтался на потеху публике. Потом приводили в чувство, отрезали первичные половые признаки и сжигали их на жаровне прямо перед глазами казнимого. Потом вынимали внутренности и проделывали с ними те же манипуляци. Затем отрезали руки, ноги и голову. На хеппи энд, конечно, тянет с трудом. Однако ж режиссер не подкачал и ухитрился закончить фильм на мажорной ноте – непосредственно перед декапитацией Мэл Гибсон издает воинственный клич: “FREEEEEEEEEEEEEEEEEEEEEDOOOOOOOOOOOOOOOOM!!!” Выглядит воодушевляюще. Дарагая Аничга при первичном просмотре даже прослезилась.

Так вот, с тех самых пор, “FREEEEEEEEEEEEEEEEEEEEEEEEEDOOOOOOOOOOOOOOOOOOOM” у Аничги тесно ассоциируется с Шотландией, килтами и разрисованными в сине-белый лицами. Поэтому когда Аничга прибыла в славный город Эдинбург и пошла в традиционный шотландский паб, то как-то сразу была настроена, что к хаггису и элю будут полагаться воинственные мужики в гольфах. Надо сказать, что Эдинбург не подкачал – в этот день проходил то ли футбольный матч, то ли регби, так что не прошло и четверти часа как в паб подтянулись парни с раскрашенными лицами, килтами, смешными шапками и алковыхлопом метра на два. Аничга к тому времени уже вовсю наворачивала хаггис, но не теряла надежды на зрелища. После определенной доли пива и виски, один из ребят решил, что пора уже и затянул “freedooom”, к нему незамедлительно подтянулась пара-тройка друзей к вящему неудовольствию хозяев бара. Аничга решила, что такой шанс бывает только раз в жизни, проглотила хаггис, вытерла салфеткой рот, глотнула водички, встала и во всю мощь своих пловецких легких затянула: “FREEEEEEEEEEEEEEEEEEEEEEEEEEEEEEDOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOOM!”

Make Notes

10th March, 2016. 1:28 am. L’Etoile in Royal Opera House


Быть в Лондоне и не посетить Ковент Гарден для такого упертого оперомана как дарагая Аничга – немыслимо. Поэтому незамедлительно по прибытии, уселась просматривать раздел “What’s on”. В процессе изучения оного, уныние все больше и больше охватывало дарагую Аничгу, потому как:
1) Для того, чтобы приобрести билет на место, с которого видно хоть что-нибудь, нужно продать что-нибудь не нужное, а для того, чтобы продать что-нибудь ненужное, нужно купить что-нибудь ненужное (в общем, известная рекурсия).
2) Каст. Это просто фейспалм какой-то. Т.е. я, допустим, очень люблю Тоску и готова слушать ее практически нон-стопом на плеере и я бы даже, может, продала бы что-нибудь нужное. Но тут взгляд мой упал на исполнителя Каварадосси. «Я уже слушала Мавлянова в прошлом году в Богеме на Новой сцене БТ» - мрачно подумала дорогая Аничга и решила отложить. Потом взгляд упал на Бориса Годунова, которого я тоже нежно люблю. Правда, Ковент Гарден делает поставновку без польского акта, что сразу же делает минус 150 к очарованию (ИМХО). «Кто же играет Бориса, царя?» - Брин Терфель. Аннушка протерла глазки еще раз. Брин Терфель. Мало того, из всего состава гражданин Российской Федерации ровно один – Влада Боровко в роли Ксении. WTF?!!! Нет, серьезно, большая часть каста – бритиши. Надо думать, постановка остросоциальная, про нашу леденящую душу действительность.
В общем, Аничга пребывала в расстроенных чувствах, пока внезапно не явился счастливый случай, в виде билетов в партер по спецакции на спектакль L’Etoile. Недорого. Аннушка, конечно, не смогла отказаться от такого предложения и решила идти, хотя название оперы было ей неизвестно.
Вот вы, например, знаете, кто такой Alexis-Emmanuel Chabrier? И я не знаю. И про оперу его «Звезда» тоже не знаю. Вообще, идти на оперу, про которую никто никогда не слышал – предприятие рискованное. Воспоминания о «Гамлете» в КЗЧ были еще свежи, а тут еще French music, что тоже не предвещает ничего хорошего.
Поэтому Аннушка настроилась на худшее и шла с намерением поглядеть на этот ваш Королевский Оперный Дом, зачекиниться, проверить, чо там в буфете и все. Но неожиданно было хорошо.
Сюжет оперы очень близок к Трубадуру своей прозрачностью и очевидностью (см. трейлер). Однако ж, надо отметить, что постановщики потрудились на славу: во-первых, это красиво (с), во-вторых, они ловко добавили в сюжет двух новых действующих лиц – француза и англичанина из трейлера, которые периодически вмешивались в действие и комментировали происходящее (выглядело очень органично).
Из исполнителей впечатлила только меццо-сопрано Kate Lindsey. Хорошая и артистичная. Остальные – ничего особенного, впрочем главная задача оперы-буфф – веселить почтенную публику была выполнена.
Сам театр оказался неожиданно маленьким. Зал прям крохотный.
Буфет дорогой.

Read 1 Note -Make Notes

2nd December, 2015. 7:10 pm. Дон Карлос, ГАБТ

Don Carlo, Bolshoi Theatre, 29.11.2015

Третьего дня дарагая Аничга посетила главный столичный театр. Надобно отметить, что меры безопасности при входе подусилили и теперь граждан с цветочками сурово прогоняют через металлоискатель. В буфет на верхнем ярусе и в буфет Бетховенского зала я не добралась, так что, возможно, там и притаились бутылки Абрау-Дюрсо и Аква Минерале, но вот в буфете партера наливают Моёt по бокалам за 1920 руб (одна тысяча девятьсот двадцать рублей).

Я внезапно обнаружила, что в прошлом году я по поводу Дона Карлоса в БТ так и не высказалась, поэтому срочно исправляюсь.

Несмотря на то, что дарагая Аничга вполне себе iron butt (в оперном, само собой, смысле, не в мотоциклетном), в случае с Карлосом она категорически склоняется к четырехактной версии. Во-первых, потому что она начинается с плохого и сразу настраивает на нужный лад. Во-вторых, по-моему, опера ничего бы не потеряла, если бы из нее вырезали к черту всех баб, да и самого бесноватого Карлоса. В идеале эту оперу следовало бы назвать «Родриго, маркиз ди Поза» или там «Приключения короля Филиппа и Великого Инквизитора» или даже – «Филипп Второй. Между тьмой инквизиции и светом фламандской свободы».

Здесь я сделаю небольшое отступление и скажу, что есть три оперы о которых дарагая Аничга может вещать до тех пор, пока чья-то заботливая рука не заклеит ей рот скотчем – это «Пиковая дама», «Тоска» и «Дон Карлос», поэтому я постараюсь в этом посте обойтись без лирических отступлений и отсылок в безумные дебри поисков глубинного смысла, исторических параллелей и т.п., а сосредоточиться на воскресном представлении.

Андреа Каре. Раньше я этого тенора не слышала, поэтому решила предварительно загуглить, чтобы подготовиться к наихудшему. Вообразите удивление дорогой Аничги, когда одна из первых ссылок привела вот сюда: http://www.shansonprofi.ru/person/kare/ . Т.е. я, конечно, сразу смекнула, что Каре-то он Каре, да не тот, но что-то нехорошее в душе шевельнулось.

(Не могу не поделиться отрывками из творчества вышеупомянутого А. Каре, потому как не одной же мне страдать:

Любовная лирика:

Ну, ты и дура! Я ж тебя любил!

По кабакам и по кинам водил,

И в лунопарк – кататься на качели,

Не говоря про тир и карусели!

Философская лирика:

Не спрашивай меня, зачем живёшь,

И почему кругом сплошная ложь,

К чему скота падёж, людей падёж –

И в голове не мысли, а галдёж).

Возвращаясь к Каре, который Андреа, - не впечатлил. Он, конечно, очень приятный чисто внешне. Во всяком случае, крайне далек от исторического прототипа. Костюм сидит на нем сквернейшим образом. Не могу не высказаться по поводу Карлосовых шмоток в первом акте: сразу видно, что художник по костюмам видел портрет Дона Карлоса авторства Алонсо Санчеса Коэльо, поэтому обрядил тенора в пансерон того же цвета, что и на портрете. При этом остальных атрибутов костюма, как то – горгеры (воротник такой) и брагетт (короткие ватные штаны с гульфиком), не наблюдалось. Более того, инфант щеголял в пансероне нараспашку, что как минимум странно, потому для того, чтобы поддерживать эффект daddy’s belly, его специально набивали конским волосом и пр. Что касается остальных элементов туалета, то отсутствие воротника я еще могу понять – петь в нем, наверное, не очень удобно, а вот по поводу штанов имею мнение – лучше уж щеголять в подобии подгузников эпохи Возрождения, чем в панталонах в облипочку. Особенно, если там такой кумпячок, что им бы тверк танцевать.

В вокальном отношении он какой-то никакой. В общем-то, дарагая Аничга уже отчаялась услышать какого-нибудь путного тенора в БТ, но в случае с г-ном Каре – тут хоть какого-то бы услышать. Нет, я, конечно, понимаю, что после реконструкции на исторической сцене найти место, с которого тебя слышно, крайне непросто, но в дуэте-то с Родриго они рядом стояли, но слышно было только Эльчина Азизова.

Кстати, об Азизове – публика принимала его довольно тепло, чего не скажешь о его голосе. Не то, чтобы от него веяло могильным холодом, но пылкого любовника он вряд ли мог бы спеть, несмотря на гражданство одной из южных республик. С другой стороны, маркиз ди Поза на любовника и не претендует, хоть и подволакивается слегка за Эболи в первом акте. В дуэте первого акта был ниочинь, расходился и с Каре, и с оркестром, но потом распелся и страдания фламандского народа живописал довольно красочно.

За Эболи тем вечером была старая гвардия в лице Елены Зеленской. Не могу сказать, что ария Эболи в саду относится к числу моих любимых, но мелодия там задорная и ушам, при хорошем исполнении, приятная. Однако ж у Зеленской вместо песни про вуаль получилась песня про брезентовую плащ-палатку, ибо голос у нее обладает легкостью и подвижностью бронетранспортера. Публика, меж тем, так рукоплескала, так рукоплескала, что Аничга в какой-то момент даже задумалась о необходимости внепланового посещения отоларинголога, а то, мало ли, все слышат, у всех восторг… В сцене с Карлосом и Родриго «ярости тигрицы» тоже как-то не случилось. Ярости слонихи, впрочем, тоже. Вообще никакой ярости не случилось. «O don fatale» в паре мест было так явно мимо нот и так тепло и благодарно принято публикой, что Аничга испытала ставший уже привычным диссонанс.

Елизаветой была Вероника Джиоева и я ничего не могу сказать про нее. Т.е. вот совсем. Я понимаю, что с женскими образами в ДК не очень и всякие страсти отданы Эболи, но тут было прям никакуще.

Великим Инквизитором был Почапский и тут мне есть что сказать. Хотя, я буду предвзята, потому как для меня Инквизитор – это Jerome Hines. Спел Почапский, в целом, неплохо. Но мне категорически не нравится, как он себя ведет на сцене. Не знаю уж, задумка ли это режиссера или его собственная, но он какой-то дерганный, неестественный. Инквизитор ведь девяностолетний слепец, исполненный достоинства и осознания собственной власти. Почему он мечется перед Филиппом как умалишенный? Почему он вообще ходит по комнате? Третий глаз у него или что? Недоработка.

Теперь перейдем к позитивной части, полной восхваления и обожания. Филиппом был Рафал Шивек и я могу со всей ответственностью сказать, что он – один из лучших Филиппов ever. Во-первых, он не старый, что соответствует историческому оригиналу – на момент смерти Карлоса Филиппу было что-то около 40 или слегка за 40. Хотя Шиллеру и Верди, конечно, не соответствует – у них Филипп самодурный мнительный старикашка, бубнящий что-то про «как боится седина моя твоего локона». Во-вторых, он внешне очень эффектный дядька. В-третьих, и в-главных, он хорошо поет (это настолько необычно для БТ, что должно быть выделено отдельно): у него красивый тембр, хорошая техника, а главное – он очень глубокий и проникновенный. Причем, проникновенный не в смысле душещипательный и выдавливающий эмоции (типа, когда русские романсы поют или котят мучают), а вызывающий сопереживание. Я как-то уже писала, что Ella giammai m’amo – моя любимая басовая ария и слаще нет ощущения, чем поставить ее на repeat, улечься на спину и тосковать, чтоб слезы в уши затекали. Вечер воскресенья исключением не стал и пару-тройку платочков я, благодаря пану Рафалу, обсморкала. Не знаю как он это делает, но прям сразу чувствуешь, что вот оно – утро, а сна ни в одном глазу, свеча догорела, ноги мерзнут, дел по горло, а впереди только боль, тлен и безысходность, а уснуть навеки, завернувшись в бархатную королевскую мантию, под темными сводами Эскориала как-то особенно и не светит.

Дуэт с Великим Инквизитором тоже удался. Потому что Филипп у Шивека брутальный. Нет, вы поймите меня правильно, я очень люблю, к примеру, запись этого дуэта в исполнении Paul Plishka и Jerome Hines. Одна из лучших версий, на мой взгляд, но вот Филипп там слабоват. Не в плане вокальных данных, нет, он просто именно что потерявшийся старик – бровки домиком, губы скорбно поджаты и церковник, конечно, продавливает его одной левой. А вот у Шивека с Почапским все наоборот случилось. И это хорошо.

Мне вот интересно, а возможно ли технически так ловко смонтировать дуэт, чтобы Шивек пел за обоих двух? Я бы тогда провела увлекательнейшие трое суток, прослушивая это дело на repeat

Read 1 Note -Make Notes

9th October, 2015. 5:40 pm.

Concert Hall. What to wear.

Я тут в предыдущем посте поплевалась ядом, что, мол, негоже в этих ваших вайт таях на казуальных мероприятиях блистать, да так увлеклась, что начала писать длинный обличительный пост про «всех этих людей в джинсах, кроссовках и худи, а я одна, красивая сижу в вечернем как дура».

Однако ж, задумалась, что, может, так (в нарядном) уже давно не принято и ваще overdressed, поэтому решила пабырому проконсультироваться с Гуглом, чо щас носют в концертные залы.

В Ну-Ёрке, например, все строго: «Most people consider a concert at Carnegie Hall to be a memorable event and tend to dress for the occasion. Some people come to the Hall directly from work, dressed in professional business attire. Formal dress—evening gowns and tuxedos—is generally worn only to gala events. We also provide a coat check».

Если двинуться на Юго-Запад, то там все немного демократичнее, но спортивный стиль не предусматривает: «The tired stereotype that you must dress formally (tuxedos, evening gowns, etc.) for a classical concert lives on, but only in cartoons and old movies. Never let your wardrobe keep you from a concert! Your experience of the music is what's important, so wear whatever makes you feel comfortable. As you'll see, a lot of concertgoers wear business attire or casual business attire. We do ask that you refrain from using strong scents, as they may be distracting to other patrons and the performers». Кстати, последнее предложение, я щитаю, должно быть напечатано здоровенными буквами на билете, там же, где и «вход в зал после третьего звонка запрещен» и т.д.

В Fort Worth Symphony Orchestra, Texas, (не знаю как, но Гугл выдает его в первой десятке запросов, что носить на симфонические концерты) надо одеваться вот так: «There is no official dress code at Bass Performance Hall. Average attire is business or church style clothing». Оттакот! У Южно-Баптистской конвенции не забалуешь!

Vienna Concert Hall пишет: « There is no dress code for classical concerts. Generally, there are visitors with both formal and casual wear. We recommend “Smart Casual”».

На сайте Московской Филармонии я никаких советов не нашла.

Петербургская Филармония в разделе FAQ отвечает только на три вопроса: «Как выбрать концерт?», «Когда аплодировать?» и (барабанная дробь) «Где поесть?». Аничга дважды проморгалась и даже потерла глазенки, дабы убедиться, что это не какое-то временное помутнение. Но нет, все правда – Петербургская Филармония бесстыдно рекламирует кафе «Шоколад» (часы работы с 10.00 до 22.00 – не совсем понятно, туда нужно забегать перед мероприятием, что ли?) и ресторан «Дворянское собрание» - «основное меню включает в себя не только блюда русской кухни, но и самые разнообразные европейские хиты».

В этот момент я искренне заволновалась и решила проверить, что там советуют Большой и Мариинский театры.

На сайте ГАБТ пишут: «Во все времена поход в театр был праздничным событием. Дамы наряжались в лучшие вечерние платья, а их кавалеры надевали фраки и смокинги. В наши дни от публики, посещающей Большой театр, соблюдения строгого дресс-кода никто не требует. В бешеном темпе московской жизни посетить театр чаще всего удается только после работы, не имея возможности переодеться в выходной туалет. Именно поэтому вы можете обойтись вполне демократичной формой одежды. Однако не стоит переходить границ: в шортах мужчину в зрительный зал не пропустят, да и женщинам, на наш взгляд, логичнее примерить на себя иной наряд. Тем более что нужно быть готовым к тому, что и сейчас рядом могут оказаться люди в самых что ни на есть вечерних туалетах».

Кто?! Кто все эти люди, которые это пишут? Вот это вот – «во все времена», «лучшие вечерние платья» (т.е. были еще так себе вечерние платья?), «в бешеном темпе московской жизни» («Москоу невер слипс», тыц-тыц-тыц), «посетить театр чаще всего удается только после работы» (тут йанипонил – в Замкадье все ходят на спектакли для детей в 12.00? Или просто не работают, поэтому могут целыми днями в театр наряжаться?). Про «в шортах мужчину в зрительный зал не пропустят» - эт они приврали, пустят как миленькие – «за все уплачено». Но самое зе бест, конечно, вот это вот: «нужно быть готовым» (Ахтунг!) и «в самых что ни на есть вечерних туалетах» - это настолько феерично, что прям не знаю, куда деваться.

Моей последней надеждой был МТ, но, обрыскав весь сайт, не нашла практически никаких упоминаний об одежде, кроме скупой фразы в «Правилах посещения»: «Убедительно просим Вас не находиться в пачкающей одежде, а также с предметами или продуктами, которые могут испачкать других зрителей в помещении театра». Поскольку живое воображение – это бич дарагой Аничги, она сразу зажмурилась и дрожащею рукою стала нащупывать пузырек с Корвалолом. Нет, серьезно, зачем они это пишут? Или все, пропал Калабуховский дом? Т.е., я правильно понимаю, что были прецеденты, да?

UPD: Еще вот просто Гуглом нашла прекрасное – некто Анна Благая пишет об этикете на концерте (не могу остановиться, рыдаю в голос):

«Многие из тех, кто не был на классических концертах (но хотели бы), всё равно никогда туда не пойдут. Ни за что. Ни в жизни. Потому что «правил поведения» на таких мероприятиях им никто не объяснял. А меж тем люди чувствуют, что эти правила (негласные) там есть. Не попасть бы в дурацкое положение! Не влипнуть бы!

На самом деле всё не так страшно. Прежде всего потому, что остальные слушатели придут смотреть на артиста, а не на вас. Это уже дает слушателю (даже самому неопытному) некоторое преимущество перед артистом.

К тому же (для многих это окажется сюрпризом) концерт классической музыки – это вовсе не мероприятие в жанре «куда ты денешься с подводной лодки». Если вам будет дискомфортно, вполне можете удрать. Как это сделать технично, я расскажу на этой страничке.

Вообще-то я против этого сложившегося этикета, считаю, что концерты надо проводить где-нибудь в горах под звёздным небом и забыть уже о том кодексе поведения, который был у наших предков в 18-19 веках. (Именно тогда в высшем обществе стало модно устраивать концерты, и манеры тогдашних дам и кавалеров – а заодно и одежда артистов — почему-то намертво прилипли к самому музыкальному мероприятию и так и остались без изменений, хотя воды-то с тех пор утекло…).

Но в любом случае: пока существуют концерты классической музыки во всяких особняках, музеях, консерваториях и концертных залах, ничего не поделаешь, приходится на время принимать «правила игры».

Read 3 Notes -Make Notes

9th October, 2015. 1:58 pm. Гамлет, КЗЧ, 06.10.2015

Давненько дарагая Аничга не брала в руки перо...

Хотела начать с традиционного: "это какой-то леденящий душу пиздец, дорогие друзья", но потом вспомнила, что даме не пристало выражаться этаким образом и решила ввести в обиход новый термин, который подслушала у коллеги Александра - трешачина. Пожалуй, будет правильнее несколько модифицировать его и произносить его как настоящий змагар - трэшачына. Так что - гэта проста страшэнная трэшачына, хлопцы і дзяўчыны.



В каком-то смысле, это исполнение перевернуло мою жизнь. Если до вчерашнего вечера я просто не любила французскую музыку в общем и с трудом терпела Гуно, в частности, то теперь у меня появился просто абсолютный фаворит - Амбруаз Тома. Не могу вспомнить, слышала ли я в своей жизни что-то столь же унылое, пресное, бесцветное и невыносимо скучное. Впрочем, я была не одинока в своих оценках - публика покидала представление довольно активно (буквально пользуясь каждой паузой оркестра).



Что касается исполнения, то я частенько испытываю похожие чувства на «Пиковой даме», знаете, когда из всех многочисленных персонажей больше всего нравятся Томский, Бобчинский и Добчинский Сурин и Чекалинский. Так и тут – лучшими были Клавдий, Розенкранц и Гильденстерн Марцелл и Горацио.



За Клавдия был Rafal Siwek, польский бас-профундо, обладатель того, что называют «глубоким голосом», «бархатным голосом». Если кратко – то это тот голос, которым обычно во время всенощного бдения архидьякон говорит: «Паки и паки, миром Господу помоооооооолимся».

Если же перейти к более светским аналогиям, то у пана Рафала очень красивый, «темный» голос. Чтобы было понятно, что же это такое, приведу, как обычно, пищевую аналогию – вот представьте, что сидите вы темной-темной ночечкой, испытываете легкую тоску и ностальгию, завариваете себе черный-черный кофе, вливаете туда щедрую порцию темного рома или коньяка, берете в рот здоровый кусок 90% шоколада (можно с чили, так даже лучше будет) и запиваете все это дело кофием. Вот примерно такой голос у пана Рафала. Всем рекомендую.



Наиглавнейшим разочарованием стал Игорь Головатенко. Я слышала, что в начале своей карьеры он пытал счастья как виолончелист, но потом решил бросить это дело и податься в вокалисты. А зря. Глядишь, имели бы сейчас второго Ростроповича, но имеем первого Головатенко, что не особенно-то согревает душу. Потом, кто-то видимо сказал Игорю, что он - баритон. Непонятно почему. По мне, так он 95% тенор. И у него как раз то, что называется «светлым» голосом. (Тут следует сделать прим. авт. и заметить, что, в целом, прилагательное «светлый» в отношении тембра не несет позитивной/негативной окраски и призвано демонстрировать легкость и свежесть , типа весенний ветерок; но в данным конкретном случае это прилагательное нужно читать в контексте – «светлый человечек»).

Еще говорят, что у него очень крутая дикция. Дарагая Аничга честно и тщательно прислушивалась весь первый акт, силясь разобрать что-то в его французской речи. Возможно, хорошей дикцией нынче считается вот это вот гайморитное "н", когда поют на французском? Однако ж, я не отчаивалась и старательно пыталась поймать согласные. Ну, знаете там, "нооооо, ррррррррррррррьян до рррррррррррррррьян". Результат пришел довольно неожиданно - в момент диалога с тенью папаши, когда последний сказал, мол, слухай сюда, Гамлет отчетливо произнес: "жжжжжжжжжжжжжжжжжжжжж'экутэ". Даже прям вот так вот - "ЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖ'экутэ". Понимаете? "ЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖЖ"!

Еще Головатенко очень громкий, у Аничги натурально мигрень начинается от такого надрыва. И вообще – вот знаете, бывают такие артисты, которые «тянут на себя одеяло». Не таков Игорь Головатенко! Он просто приходит, забирает у всех подушки и одеяла, сгребает их в одну кучу, забирается наверх и сидит там этаким царем горы, задрапировавшись в простынку аки древний римлянин.

Кстати, о костюме. Можете считать меня нудным престарелым мизантропом, но я щитаю так: не умеешь носить white tie - не берись! Вы, конечно, можете возразить, что, мол, ну не к смокингу же он эту несчастную бабочку прицепил и то хорошо. Тут могу только заметить, что все-таки full-dress обязывает не только к фраку и белому галстуку, но и к правильному жилету и сорочке. (Прошу заметить, что я не такой уж крохобор и часов не требую). И вообще – на данном концерте это явный пример being overdressed. То бишь, как если бы вас пригласили принять участие в утреннем пикнике в лесопарковой зоне, а вы туда нарядились в коктейльное платье и уложили волосы в бабетту.



За Офелию была Лора Клейкомб – американское сопрано, вся такая с вклокоченной рыжей головой и яркими голубыми глазами, доставшимися, видимо, по наследству от далеко ирландского предка. То ли из-за широкого разброса в репертуаре, то ли хз почему, но с прискорбием отметим, что Клейкомб уже не торт. Голос неприятно поскрипывает и даже артистичное исполнение это не компенсирует. Хотя публика была в дичайшем восторге и долго-долго рукоплескала ей после безумства Офелии. Дарагую Аничгу эта сцена, правда, тоже разбудила вывела из состояния апатии, но, в основном, за счет громкого звука.

Вообще, как по мне, так Лючия ди Ламмермур течет чердаком куда как увлекательнее. Хотя Клейкомб старалась – вышла на сцену босиком и без длинных перчаток, в которых она была до этого, и с пучком искусственных цветов в руках, которые она кидала в зал. Как я уже говорила, после этой сцены публика натурально бесновалась. Удивительно.

Гертруду пела тоже какая-то приглашенная из заграниц тетенька, которую мне даже гуглить лень, потому что я ничего о ней сказать не могу, кроме того, что чисто внешне она была похожа на Вальтрауд Майер, внезапно решившую сделать себе перманентную завивку. Голос – никакущий. Диалог с Гамлетом – унылейший.

Кстати, поскольку опера-то французская, то все имена произносятся на французский манер, т.е. Гамлет там вовсе никакой не Гамлет, а АмлЭт. Я все ждала, что когда Гертруда будет в очередной раз завывать «АмлЭт, АмлЭт», кто-нибудь крикнет «Яйца Бенедикт», ну или там «Скрэмбл эггз», но нет.

Отдельного упоминания заслуживает публика, которая постоянно сверялась с либретто, чтобы понять, чо там происходед-то ваще. Кто это? Гамлет? Да? А… А баба кто? Офелия? О, а помнишь в «Кубанских казаках» - «Офелия, о нимфа!»? Бггг… А Йорик будет? Нет, я точно помню, что в Гамлете был Йорик и он был небогат, я в школе читал!

Make Notes

29th September, 2015. 11:45 pm. коротенько о главном

В последнее время начинаю за собой замечать, что посещение культурных мероприятий становится проверкой на стрессоустойчивость. Вроде бы каждый раз говорят одно и то же, что, мол, вы граждане находитесь в общественном месте, практически в храме музыки и культуры, мы высоко ценим ваш музыкальный вкус и неординарность при выборе мелодии звонка, очень рады, что вы стали обладателем последнего айфона, но звук неплохо бы все-таки выключить, потому что среди публики также находятся люди, которые внезапно пришли послушать сегодняшнюю программу, а не ваш телефон, как-то вот так сложилось, спасибо за внимание. Однако ж, все равно не действует.
Вот и в прошлую пятницу пошла дарагая Аничга послушать концерт, приуроченный ко дню рождения Дмитрия Дмитриевича Ш. (симфонии №1 и №15), и вроде бы ничего не предвещало наличия в зале людей, которые пришли зачекинится в Консерватории (потому что 90% последних ходят "на Вивальди" или "на орган" - личное наблюдение автора, может не совпадать с вашим опытом). Но нет, пришлось насладиться в полной мере и светящимися экранами, и звонками.
Я, наверное, не понимаю чего-то, но ведь они же страдают от Шостаковича, им он причиняет почти физическую боль, что особенно заметно в начале 15-й симфонии - у них даже нет сил радоваться от узнавания рекламы зеленого горошка Бондюэль (которую многие ошибочно принимают за марш Радецкого, хотя на самом деле это Россини). Зачем им это все?
А главное - ке фер? Фер-то ке? Можно ли как-то забороть эту порочную практику? Ну там, не знаю, идентифицировать нарушителей и не продавать им билеты потом? Вытаскивать из зала посреди действия? Или в антракте проводить разъяснительную беседу и потом больше не пускать в зал?

Read 2 Notes -Make Notes

Back A Page